Станет ли Каспий “тюркским” морем
06.03.2021 08:58

 

Региональные амбиции Турции, оказавшей в 2020 году решительную поддержку Азербайджану при подготовке и в ходе военной операции в Нагорном Карабахе, распространяются как на западный, так и на восточный (казахстанский и туркменский) берег Каспийского моря. Успешная реализация трансграничных проектов по экспорту «голубого топлива» Центральной Азии в западном направлении, подкрепляемая активными политико-дипломатическими и лоббистскими усилиями, может заметно изменить расстановку сил в регионе.

15 ноября через несколько дней после завершения активной фазы боевых действий на Южном Кавказе, был дан старт коммерческой эксплуатации «Южного газового коридора» («ЮГК»), по экспорту природного газа с азербайджанского месторождения «Шах-Дениз-2» в Турцию и транзитом через неё – в страны Южной Европы. Пропускная способность этой газовой трубы, состоящей из Трансанатолийского (TANAP) и Трансадриатического (TAP) газопроводов, составляет 10 млрд. кубометров газа в год на первом этапе и 20 кубометров – на втором, и это, возможно – не предел. Основной объем топлива законтрактован для поставок в Италию (8 млрд. куб. м) и Грецию.

 Всё более очевидный тренд на замену «ископаемых» энергетических ресурсов возобновляемыми источниками не помешал активному участию в «ЮГК», помимо турецких и азербайджанских подрядчиков, также итальянской кампании Snam, бельгийской Fluxys (19%), испанской Enagas и швейцарской Axpo. Кроме того, под проект удалось получить инвестиции Азиатского банка развития, Европейского банка реконструкции и развития и Европейского инвестиционного банка.

Выступая в феврале на 7-м заседании Консультативного Совета «ЮГК», министр энергетики Азербайджана Парвиз Шахбазов подчеркнул, что ввод в строй Трансадриатического газопровода – это отнюдь не завершение проекта «ЮГК», но, напротив – начало новых возможностей: «Мы и наши партнеры создаём новую карту Евразии, поощряющую геоэкономическую среду и устойчивое развитие, глобальное сотрудничество. Завершив первый этап ЮГК, думаем над очередной фазой. На втором этапе будет обеспечена добыча азербайджанского газа на неразработанных месторождениях, что создаст новые транзитные возможности для новых поставщиков».

Однако, как можно предположить, речь идёт о разработке и эксплуатации месторождений не только азербайджанского («Бабек», «Абшерон», «Умид» и др.), но и туркменского секторов Каспия, в том числе до последнего времени являвшихся «яблоком разбора» между Ашхабадом и Баку. Речь идёт, прежде всего, о шельфовой нефтегазоносной структуре «Кяпаз» (в азербайджанской версии) или «Сердар» (в туркменской), получившей после подписания 21 января Меморандума о взаимопонимании символичное новое название «Достлуг» («Дружба»). Выступая в ходе церемонии подписания документа (в онлайн-режиме), президент Ильхам Алиев выразил уверенность в том, что эта совместная декларация в скором времени будет подкреплена полноценным соглашением, призванным стать «очень эффективным для энергосотрудничества на Каспийском море и за его пределами».

Среди возможных причин, побудивших стороны пойти на конструктивный диалог после десятилетий споров и взаимных претензий – непростая социально-экономическая ситуация в Туркменистане, а также активные посреднические усилия Турции. По словам министра энергетики Ф. Дёнмеза, его страна «готова оказать посильную политическую, техническую и экономическую поддержку обеим странам» – Баку и Ашхабаду – в надежде на то, что освоение «Достлуга» откроет туркменскому газу путь на рынки самой Турции (усилив её позиции в качестве регионального энергетического хаба) и далее в Европу.

 Циркулируют идеи о переброске сжиженного природного газа из Центральной Азии через Каспий с последующей транспортировкой по железной дороге Баку – Тбилиси – Ахалкалаки – Карс или даже в Нахичевань и Турцию через «мегринский коридор», если он заработает. Ф. Дёнмез заявил недавно о планируемом увеличении объема газохранилищ на турецкой территории с сегодняшних 4,5 миллиарда до 11 миллиардов кубометров к концу 2023 года.

Известно, что Анкара активно продвигала давнюю американскую идею прокладки подводного Транскаспийского газопровода между восточным и западным берегами Каспия, в обход российской территории. Правда на фоне коронавирусного экономического спада, турбулентности на мировых энергетических рынках и отмеченной выше зацикленности европейцев на «альтернативных» нефти и газу источниках энергии эта идея несколько поблекла и продвигается уже не столь рьяно даже её былыми закопёрщиками. Впрочем, имеются и альтернативные технические решения, включая, например, сооружение интерконнектора, способного заводить газ «Достлуга» в систему «ЮГК» через инфраструктуру блока месторождений Азери – Чираг – Гюнешли, разрабатываемого Баку совместно с западными копаниями. Можно с большой долей уверенности предположить, что и в данном вопросе Турция окажет Ашхабаду и Баку всю необходимую помощь и содействие.

23 февраля министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов побывал с официальным визитом в Анкаре, где провел переговоры со своим турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу и президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Помимо подписания программы сотрудничества внешнеполитических ведомств двух стран состоялась и трехсторонняя встреча (уже пятая по счету) Рашида Мередова, Мевлюта Чавушоглу и министра иностранных дел Азербайджана Джейхуна Байрамова. Согласно официальному сообщению МИД Туркменистана, ключевой темой переговоров стала «интенсификации взаимодействия по Лазуритовому коридору».

 Напомним, берущий начало в Торгунди (провинция Герат) проект «Лазуритового коридора» через Каспий, Азербайджан и Грузию в Турцию, поддерживаемый западными странами и прежде всего США, включает не только весьма сомнительную экономическую, но и явную геополитическую составляющую. Обходя территории России и Ирана, он непосредственно вовлекает Ашхабад и Баку в афганскую стратегию Вашингтона, что может иметь, мягко говоря, противоречивые последствия, включая рост трансграничной преступности, наркотрафика и контрабанды.

В принятом по итогам встречи глав внешнеполитических ведомств Турции, Азербайджана и Туркменистане документе говорится о важности реализации транзитных проектов и, в частности, подчёркивается важность эффективного сообщения между прикаспийскими портами Туркменбаши и Алят. Как представляется, «лазуритовый» переговорный формат также может придать многосторонним переговорам о сотрудничестве на Каспии дополнительный импульс.

 В этой связи, в МИД Азербайджана вновь отметили значимость и своевременность подписания соглашения по «Достлугу». Через месяц после этого события и за несколько дней до визита Р. Мередова в Турцию президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов принял главу компании «Лукойл» Вагита Алекперова. «Мы приветствуем намерение «Лукойла» принять участие в разработке месторождения и готовы рассмотреть конкретные инвестиционные предложения», – подчеркнул туркменский лидер. В свою очередь, В. Алекперов заверил, что возглавляемая им компания приложит все усилия для успешной реализации проекта: «Будут максимально задействованы передовые и целесообразные с экономической точки зрения технологии. Параллельно будет проведен поиск новых месторождений».

Конечно, Эрдоган и его команда, упирая не в последнюю очередь на этноязыковую и культурно-историческую близость с тремя прикаспийскими странами, предпринимают максимум возможного для укрепления своего экономического и военно-политического влияния в регионе. Однако с учётом разноплановых китайских, российских и иранских интересов в регионе, превращение Каспия в «тюркское» море едва ли выглядит реальной перспективой.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=26864