Что сулит Вашингтону открытие «второго фронта»
16.06.2021 06:39

 

Итоги перовой вылазки президента Байдена из уютного Овального офиса на просторы Европы подводить еще рано. Но уже ясно – точка невозврата в отношениях Соединенных Штатов с Народной Республикой пройдена. Впереди полноценная холодная война.

Китайцам не надо объяснять, что такое холодная война. После образования КНР в 1949 году страна десятилетиями находилась в состоянии экономической блокады, пережила Корейскую войну (1950-53), несколько кризисов в Тайваньском проливе. Идеологический спор с Москвой с начала 60-х годов перерос в многопрофильную холодную войну, которая тоже длилась десятилетия. Вернуться к «прелестям» очередной холодной войны никому не хотелось даже в мыслях. Поэтому последние 2-3 года китайские дипломаты и СМИ выбирали формулировки помягче, оставляли двери приоткрытыми…

Однако никакими усилиями мысли даже самых умных людей нельзя остановить объективную логику развития событий. Исходя из истории международных отношений последних 70 лет, надо признать, что Америка не потерпит рядом с собой равноценного соперника. Исходя из 100-летней истории Компартии Китая, надо признать, что она не свернет с избранного пути «великого возрождения китайской нации». Китайские коммунисты в первую очередь патриоты. Их руководитель Си Цзиньпин раз за разом повторяет, что никакие экономические причины не заставят его торговать национальными интересами.

Назревавшее с начала века противостояние двух держав превратилось в лобовое столкновение при президенте Трампе. Но он, в основном, акцентировал внимание на дефиците в торговле, «присвоении интеллектуальной собственности» и т.д. У Байдена и его команды демократов иные приоритеты. В первую очередь — ликвидация в Китае «авторитарной» власти Компартии и ее ненавистной идеологии. Американцы добились разрушения советской модели «развитого социализма» не для того, чтобы позволить укрепляться модели «социализма с китайской спецификой». Чем больше будут китайские успехи, тем больше ярости будет у правящих демократов и их идеологических комиссаров — «неоконов». Байден, Харрис, Блинкен, Обама, Клинтон и стоящие за ними фигуры помельче явно отходят от примитивного национализма республиканцев и возвращают страну к глобалистской идеологии неоконсерватизма и проистекающей из нее реальной политике гегемонизма. «Неоконы» хотят защитить гегемонию, чтобы распространить на весь мир американскую модель общественного устройства. Социалистический Китай становится на этом пути непреодолимым препятствием.

Начав торговую войну против Китая и быстро превратив ее в холодную войну сразу на нескольких фронтах, Дональд Трамп совершил роковую ошибку. Ведь это произошло в условиях сближения Москвы и Пекина, совпадения интересов национальной безопасности, создания механизмов «стратегического партнерства новой эпохи». Байдену досталась не просто еще одна холодная война вдобавок к той, которая ведется против России. Америка оказалась в ситуации войны сразу на два фронта­- против России и Китая. Сражаться сразу на два фронта отважился германский фюрер Адольф Гитлер и погубил великий немецкий народ, обрек Германию на нынешнюю роль сателлита Америки. Не справившись с жертвенным сопротивлением китайской нации, японский император Хирохито одобрил Тихоокеанскую войну с Америкой и Советским Союзом. Война на два фронта погубила Японию, перечеркнула ее великие достижения и превратила в «непотопляемый авианосец» США, в «страну с неполным суверенитетом».

Похоже, что команда Байдена и стоящие за ней мудрецы из числа «неоконов» осознали чрезвычайную уязвимость создавшейся позиции. Они не только вспоминают печальный опыт Берлина и Токио. Они осознают растущую внутреннюю уязвимость самих Штатов. Создавая видимость активной позиции, стратегического наступления на Китай и Россию, Америка на самом деле начинает уходить в оборону.

Она пытается укрепить свои тылы. Отсюда подготовленный на днях Конгрессом «Закон об инновациях и конкуренции» -- 250 миллиардов долларов выделяются на восстановление передовых отраслей науки и промышленности: кибернетика, робототехника, искусственный интеллект и т.д. На внешних границах Pax Americana Вашингтон пытается восстановить единство среди старых союзников, выстроить их в боевые порядки. Отсюда июньские саммиты «Большой семерки» в Англии и НАТО в Брюсселе. Америка пытается создавать и новые подконтрольные группировки. Отсюда развитие КВАД, обещание миллиардных капиталов странам «третьего мира» в попытке отлучить их от китайской инициативы «Пояс и путь». Наконец, Америка надеется перехитрить Россию и либо приостановить сближение с Китаем, либо вовсе включить ее в состав запланированного Антикитайского интернационала. Отсюда согласие на завершение газопровода «Северный поток-2», обуздание руководства подконтрольной Украины, смягчение дипломатической и пропагандистской полемики. Отсюда встреча с президентом Путиным 16 июня в Женеве.

Президент Путин и его коллеги в руководстве России выросли во времена противостояния с Соединенными Штатами, все они – ветераны и «рыцари холодной войны». У них мало иллюзий. Они хорошо знают про ненадежность и коварство хозяев Белого Дома, меняющих друг друга, но неизменно добивающихся одного и того же -- сохранения американской гегемонии. Сейчас самые активные действия Америка действительно ведет не на российском фронте. На рубежах России все укрепления уже выстроены, все войска уже подтянуты. Идти дальше некуда – «красные линии» четко прочерчены. Хотя Россия по-прежнему представляет для Америки экзистенциальную военную угрозу, но в области экономики конкурировать не способна. Из Москвы не исходит больше и идеологическая угроза – в России с 90-х годов преобладает западный либерализм.

Другое дело – Китай. Считается, что Америка до сих пор обладает незначительным военным превосходством над Поднебесной. Но, как и в области экономики, этот разрыв сокращается такими темпами, что паритет будет достигнут уже в течение нескольких лет. Затем речь может пойти уже о чистом превосходстве Китая в науке, технике, производстве. Это случится, но не сегодня и не завтра. А сегодня налицо привлекательность китайской модели «социализма с китайской спецификой». Американцы считают, что всему миру придется «сделать фундаментальный выбор между демократией и автократией». Выступая в Питтсбурге 31 марта нынешнего года, Джозеф Байден признал, что «в этом заключается соревнование между Америкой и Китаем в остальном мире».

В Москве понимают, что Вашингтону нельзя позволить разобщить уже достигнутый беспрецедентно высокий уровень стратегического партнерства с Пекином. Сразу и Россию, и Китай Америке не победить. Нельзя позволять нашему общему стратегическому противнику сосредотачивать силы то на одном, то на другом фронте холодной войны. Они сами создали заведомо проигрышную ситуацию войны на два фронта. Теперь пусть за это расплачиваются.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=27544