Круги по воде: Пакистан меняет внешнеполитические приоритеты
16.07.2021 08:58

     Как заявил недавно премьер-министр Пакистана Имран Хан, когда американские войска уйдут из Афганистана (ИРА), Исламабад ни при каких условиях не позволит центральному разведывательному управлению (ЦРУ) США использовать его территорию для контртеррористических операций в отношении соседней страны. Более того, ранее глава МИД Пакистана Шах Мехмуд Куреши предупредил, что вопрос о возможной передаче любых своих военных баз США не значится в политической повестке Исламабада. Дипломат отметил, что Пакистан хочет, чтобы мирный процесс в Афганистане продвигался вперед вместе с выводом американских войск.

     «Поиск баз может быть их (американцев – прим. ред.) желанием. О том, чтобы дать им основания, не может быть и речи, мы должны видеть наш интерес», – заявил Куреши. Накануне этого заявления газета New York Times со ссылкой на источники написала, что Белый дом якобы проводит переговоры с пакистанским правительством о предоставлении военной базы, которая будет использоваться для сбора разведданных и нанесения контртеррористических ударов в Афганистане после вывода оттуда американских военнослужащих. 

     Если учесть, что американские дроны в течение последних 14 лет наносили удары по целям в ИРА с территории Пакистана, то шаг премьер-министра и заявления главы МИД этой страны выглядят несколько неожиданными. Правда, так может показаться лишь на первый взгляд, поскольку в последнее время Пакистан, судя по всему, начал пересматривать свою роль в регионе, все больше сближаясь с Китаем, налаживая диалог с Россией и все дальше отдаляясь от Соединенных Штатов.

     Как отмечает ставший весьма авторитетным в последнее время портал Axios, заявление Имрана Хана стало неприятным известием для администрации президента США Джозефа Байдена, которая ищет любые возможности для продолжения деятельности ЦРУ и Пентагона в Афганистане. Пакистан в этом плане представляется весьма предсказуемой площадкой, особенно учитывая почти 70-летний опыт военного сотрудничества Вашингтона и Исламабада. Но, судя по всему, Пакистан (в переводе с урду – «Земля чистых») решил в полной мере оправдать название своей страны и в будущем не намерен предоставлять американскому шпионскому ведомству свою территорию для его грязных дел, равно как и для действий военнослужащих Пентагона против ИРА.

     В Вашингтоне считают, что судьба нынешнего афганского режима во многом будет зависеть от того, удастся ли США обеспечить ему достаточную поддержку в противостоянии с движением «Талибан» (запрещено в России), а также в борьбе с террористическими группировками «Исламское государство» (ИГ) и «Аль-Каида» (обе группировки также запрещены в РФ). Кроме того, Белый дом ранее зондировал бывшие советские республики Центральной Азии (ЦА) на предмет создания на их территории опорных пунктов американского военного ведомства и ЦРУ. Но тут все сложно, полагает Axios, по причине того, что эти страны находятся под влиянием России. В этой связи особые надежды США возлагали на Пакистан. Но, как видим, с Исламабадом не все так просто, как видится из Вашингтона. И последние заявления пакистанского руководства – наглядное тому подтверждение.

     Почему же Имран Хан ответил американцам столь категоричным «нет»? Как уже было сказано выше, Исламабад в последнее время пересматривает свои внешнеполитические приоритеты. Кроме того, определенную роль играет и личный фактор пакистанского премьера, для которого раскрыть объятия для американского спецназа и ЦРУ было бы политическим самоубийством. Бывшая звезда крикета, избранный на пост премьер-министра в 2018 году, как передает сайт TRT World, еще находясь в оппозиции, выступал против американской интервенции в Афганистане и зоне племен в самом Пакистане. Он возглавлял массовые демонстрации протеста, направленные против американского присутствия в стране.

     Здесь, пожалуй, стоит упомянуть и о том, что одной из главных определяющих констант внешнеполитического развития Пакистана в последнее время является нежелание Исламабада оставаться и далее вассалом США. Причин тому несколько. Упомянем лишь три главные из них. Во-первых, это вторжение американских войск на пакистанскую территорию в 2008 году, в результате чего погибло множество мирных жителей, включая женщин и детей. И в Пакистане об этом хорошо помнят. Во-вторых, это убийство террориста №1 в мире Усамы бен Ладена в 2011 году, которое было осуществлено американцами на территории Пакистана, причем без предварительного уведомления его властей. Что также запомнили в Исламабаде. В-третьих, это публичное обвинение Пакистана в пособничестве терроризму, которое в свойственной ему безапелляционной манере сделал предшественник Байдена Дональд Трамп.

    Однако, несмотря на это в Белом доме по-прежнему лелеют надежду на то, что им удастся прийти к тайной договоренности с пакистанской армией и разведкой. На тему возможного продолжения американо-пакистанского сотрудничества против терроризма высказался помощник президента Байдена по национальной безопасности Джейк Салливан. Но он ограничился загадочной фразой о том, что прошли «конструктивные дискуссии». Видимо, он имел ввиду недавний необъявленный визит директора ЦРУ Уильяма Бэрнса в Исламабад, где он повстречался с главой могущественной межведомственной разведки Пакистана Фаизом Хамидом. Премьер-министр Имран Хан, как сообщалось, отказался встретиться с Бэрнсом, пояснив, что готов вести переговоры только с самим Джо Байденом. Данный факт также говорит о многом.

     Вместе с тем внутренняя ситуация в самом Пакистане и соседнем Афганистане остается весьма напряженной. И многие эксперты связывают это с уходом американских войск и войск их союзников по НАТО из данного региона. В частности, как свидетельствует совсем свежий документ о ситуации в ИРА и Пакистане, подготовленный Центром анализа терроризма во Франции, в последнее время усиливается кооперация таких транснациональных группировок, как ИГ и «Аль-Каида» с региональными группировками, действующими в Южной Азии и на Среднем Востоке, такими как «Лашкар-э-Тайба» (запрещена в России). Последняя, к слову, базирующаяся в основном как раз в Пакистане, участвовала в нападении на парламент Индии и Мумбаи в первом десятилетии нынешнего века.

     Необходимо отметить, что в Пакистане постоянно растет влияние радикальной исламистской идеологии, что позволяет воинствующим группировкам вербовать молодежь. Эти люди готовы участвовать в скоординированных террористических нападениях или атаках в стиле одиноких волков. Примером может служить нападение пакистанского юноши 25 сентября 2020 года в Париже с ножом на двух человек около бывшей редакции сатирического еженедельника Charlie Hebdo. Это был его отклик на призыв пакистанских фанатиков к мести за карикатуру на пророка Мухаммеда. 

     Вашингтон умеет добиваться своих целей, используя при этом любые аргументы и манипуляции, так что ставит жирную точку в военных отношениях США и Пакистана пока преждевременно, будет разумнее ограничиться многоточием…

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=27789