Экспорт российских углеводородов в Китай растет
04.08.2021 01:09

     Китай стремительно наращивает потребление энергоресурсов, в частности – природного газа. Так, спрос на «голубое топливо» в стране в первом полугодии текущего года превысил показатели аналогичного периода 2020 года на 21,2%, и на 23,5% – в сравнении с первой половиной 2019 года. Кроме того, в первом полугодии зафиксирован рост объема импорта природного газа на 23,8%. Здесь заметна лепта «Газпрома»: по данным росконцерна, в первом квартале 2021 года поставки «голубого топлива» в Поднебесную по «Силе Сибири» достигли 2,6 млрд кубометров газа. В то время как по итогам 2020 года «Газпром» прокачал по трубопроводу в Китай 4,1 млрд кубометров газа. Прогресс очевиден. Первые трубопроводные поставки российского газа в Китай по магистральному газопроводу «Сила Сибири» стартовали в декабре 2019 года. Газовый контракт между «Газпромом» и компанией CNPC заключен на 30 лет. Как заявлял глава «Газпрома» Алексей Миллер, к 2035 году госконцерн может стать главным экспортером газа на китайский рынок. Это может произойти даже на фоне прогнозируемого долгосрочного роста поставок сжиженного природного газа (СПГ).

     При этом много внимания отводится наращиванию национальной добычи газа, который рассматривается китайскими властями как стратегическая альтернатива углю, долю которого в энергобалансе КНР предписано продолжать планомерно снижать (к примеру, цель на 2021 год – сократить долю угля в энергобалансе до 56%, что почти на 1% ниже планки 2020 года). В этом поле фиксируются определенные действия: к примеру, в первом полугодии Китай не профинансировал ни одного угольного проекта в рамках программы «Один пояс, один путь». Как сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на данные пекинского Международного института зеленых финансов (IIGF), это произошло впервые за всю историю существования данной концепции с 2013 года.

     Целевой же показатель по добыче природного газа в КНР на 2021 год установлен на уровне 202,5 ​​млрд кубометров (+7,2% по сравнению с показателем 2020 года), а нефти – на уровне 196 млн тонн (+2,3% к показателю за 2020 г.). Достижению указанных планок должны поспособствовать стратегии крупнейших китайских нефтегазовых концернов, фокусирующих свои усилия на наращивании внутренней добычи углеводородов.

      Высоки и темпы газификации республики. К примеру, в конце июля Китайская нефтегазопроводная компания (КНК) запустила в эксплуатацию сеть трубопроводов, охватывающую территорию всей провинции Хайнань. Теперь на острове решен вопрос с регулярными поставками природного газа с западной части на восточное побережье. Об этом сообщило агентство «Синьхуа». Протяженность системы трубопроводов составила 875 км, сеть обеспечит транспортировку энергоносителей объемом 4,1 млрд кубометров газа в год. Новый газопроводный комплекс предназначен для углеводородов, добываемых как на шельфе, так и на материке, и гарантирует их доставку как в сжиженном, так и в газообразном состоянии. По мнению местных властей, газопровод поможет наладить регулярные поставки природного газа в Вэньчан, где расположен один из космодромов КНР.

     В отношении динамики потребления нефти Китаем картина не столь радужная. В первом полугодии Китай снизил импорт нефти на 3% по сравнению с тем же периодом 2020 года. Об этом свидетельствуют опубликованные 13 июля данные главного таможенного управления КНР. Китай за январь-июнь 2021 года импортировал 260,6 млн тонн нефти. В ценовом выражении закупка сырой нефти за рубежом обошлась Китаю в $116,15 млрд, что на 26,1% больше, чем за аналогичный период 2020 года. В июне 2021 года Китай закупил 40,13 млн тонн нефти, потратив $19,8 млрд. По данным главного таможенного управления КНР, Россия в июне увеличила поставки нефти в Китай до 6,65 млн тонн с 5,44 млн тонн в мае (прирост составил более 22%). При этом Россия сохранила второе место по объему экспортируемой в Китай нефти. Лидирующую позицию, как и месяцем ранее, занимает Саудовская Аравия. В июне саудовцы поставили в Поднебесную порядка 7,2 млн тонн нефти, что соответствует майской планке поставок. При этом добыча нефти в Китае в январе-апреле 2021 года выросла на 1,9% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года, достигнув 65,6 млн тонн, что подчеркивает нацеленность властей страны на рост внутренней добычи углеводородов.

      Кроме того, 22 июля агентство Bloomberg сообщило, что Китай «распечатал» стратегические государственные резервы нефти в пользу снабжения крупнейших нефтепереработчиков страны, чтобы сдержать рост цен. В текущем месяце из госрезервов уже продано более 22 млн баррелей нефти. Цель таких интервенций – ослабить спрос на импортное сырье в КНР, что, как полагают власти Китая, позволит снизить риск дальнейшего разгона инфляции. Подобные действия КНР могут стать сдерживающим фактором для нефтяного рынка, давление на который оказывает также растущая заболеваемость COVID-19 в мире. Хотя, есть и весомый фактор поддержки биржевой цены «бочки» – это отсутствие ясности с «вливанием» в рынок дополнительной иранской нефти, так как переговоры по «ядерной сделке» отложены без уточнения сроков их возобновления.

     Между тем, Китай стремится быть в передовиках глобальной декарбонизации. 16 июля в Поднебесной официально заработала система торговли квотами на выбросы парниковых газов. Новация нацелена на сокращение выбросов углерода. В начальный список предприятий, которые имеют доступ на китайский рынок торговли квотами на выбросы парниковых газов, включено более двух тысяч организаций сферы выработки электроэнергии. По оценке министерства экологии и окружающей среды Китая, объем выбросов углерода этими предприятиями превышает четыре млрд тонн ежегодно. Ранее министр окружающей среды КНР Чжао Инмин отмечал, что средняя стоимость квоты на одну метрическую тонну выбросов CO2 может лежать в диапазоне $6,18-7,73.

     Еще одним важным «климатическим» событием середины июля стала презентация Еврокомиссией экологического плана – EU Green Deal. Он предполагает введение углеродного налога на импорт стали, алюминия, цемента и электроэнергии. Согласно EU Green Deal снижение атмосферных выбросов к 2030 году должно составить 55% к уровню 1990 года. Кроме того, алгоритм предписывает введение трансграничного углеродного налога (Carbon Border Adjustment Mechanism, CBAM) на импорт в страны Евросоюза (ЕС) целой группы товаров. Включат в нее и традиционные энергоносители. Схема отчетности по углеродному следу и налоговой базе заработает в тестовом режиме с начала 2023 года. При этом полновесно начать взимать с импортеров сборы намечено с 1 января 2026 года.

     Углеводороды вроде бы пока напрямую не затронули европейское регулирование. Но надо четко понимать, что это отложенная стратегическая угроза. И здесь совладелец нефтегазового концерна ЛУКОЙЛ Леонид Федун справедливо заметил, что Европа будет снижать объем импорта нефти, дизельного топлива и бензина, и российским добытчикам углеводородов предстоит искать новые рынки сбыта. Это ориентирует российских экспортеров углеводородов на расширение кооперации с пулом экономически перспективных государств Азиатско-Тихоокеанского региона.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=27932