Москва и Нью-Дели сверяют позиции по Афганистану
29.08.2021 22:10

     Последние события в Афганистане, где к власти пришло движение «Талибан» (запрещено в РФ), заставило весь мир вздрогнуть и серьезно напрячься. Не составляют исключение Индия, которая граничит с Афганистаном, и Россия, чьи союзники в Центральной Азии (ЦА) непосредственно соприкасаются с афганской территорией. Некоторые эксперты считают, что Афганистан может стать серьезным испытанием для стратегического партнерства Москвы и Нью-Дели. Так ли это – попробуем разобраться.

     То, что ситуация в Афганистане волнует Россию и Индию, не вызывает никакого сомнения. Не случайно же 24 августа лидеры двух стран – Владимир Путин и Нарендра Моди – обсудили эту тему по телефону. Если следовать официальному сайту Кремля, то Путин и Моди «при обмене мнениями по ситуации в Афганистане отметили важность скоординированных усилий, способствующих установлению в этой стране мира и стабильности, обеспечению безопасности в регионе в целом». Помимо этого, в сообщении говорится, что сторонами был «выражен настрой на наращивание сотрудничества в противодействии распространению террористической идеологии и наркоугрозе, исходящей с территории Афганистана. Условлено о формировании двустороннего канала постоянных консультаций по данной проблематике».

     Сразу следует отметить, что нынешние события в Афганистане не стали неожиданностью для Москвы и Нью-Дели. Удивило, пожалуй, лишь стремительное бегство США из этой страны и быстрый захват власти талибами. Ведь еще в середине июля на заседании Совета глав МИД государств Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Душанбе главной темой обсуждения была как раз стремительно деградирующая ситуация в Афганистане, бросающая странам-членам ШОС, в том числе России и Индии, новый серьезный вызов.

     В сложившееся ситуации, хотят они того или нет, но роль внешних сил, которые в пожарном порядке должны заполнить возникший вакуум после ухода США из Афганистана, предстоит взять на себя ключевым региональным игрокам, имеющим наибольшее влияние в ЦА. Причем это не только Пакистан – главный спонсор движения «Талибан», но и еще два других ключевых игрока, позиция которых во многом предопределит развязку неоконченной афганской партии, – Россия и Индия, привилегированное стратегическое партнерство которых сегодня проходит еще одно испытание на прочность.

     Здесь важно подчеркнуть, что и Москва, и Нью-Дели придерживаются фундаментально общего подхода к афганскому кризису, хотя позиции сторон, если быть предельно честным, совпадают не на сто процентов. Так, российская сторона делает акцент на фиаско американского мегапроекта демократического переустройства Афганистана, родившегося осенью 2001 года после терактов 11 сентября. В официальных российских заявлениях также сквозит нескрываемое недоумение по поводу действий прежних официальных афганских властей, которые не были готовы начать договариваться с талибами, упустив момент для начала процесса национального примирения.

     В свою очередь индийская сторона с учетом сегодняшних достаточно близких отношений с Вашингтоном не пытается представить нынешний афганский кошмар исключительно как провал американцев, напоминая, что в 2001 году режим талибов свергали не только США. По мандату Совбеза ООН это сделала международная коалиция во главе с Америкой. Кроме того, Нью-Дели возлагает главную ответственность за нынешнюю ситуацию в Афганистане на талибов, которые по-прежнему продолжают насаждать в стране средневековые порядки по законам шариата и которых спонсирует главный противник Индии в регионе – Пакистан.

     Но как бы то ни было, если отбросить нюансы, Россия и Индия по афганскому вопросу едины в главном и имеют общую стратегическую цель: не допустить, чтобы вырывающимся горячим паром из кипящего афганского котла обожгло весь регион. Для России принципиально важно, чтобы будущий Афганистан не стал плацдармом для терроризма и религиозного экстремизма у южных границ СНГ, в зоне ответственности Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), не вызвал потрясений в Таджикистане и других республиках ЦА. 

     Совершенно очевидно, что в сложившейся ситуации Москва, о чем неоднократно заявляли ее официальные лица, не намерена вмешиваться во внутренние дела Афганистана, а уж тем более вводить войска в эту страну. Об этом еще раз заявил Владимир Путин, выступая 24 августа на съезде партии «Единая Россия». Глава государства подчеркнул, что российская сторона не намерена вмешиваться во внутренние дела Афганистана. «Тем более втягивать наши вооруженные силы в конфликт всех против всех. Там, по-моему, это и происходит», – указал российский лидер. В этой связи России, судя по всему, будет продолжать укреплять свои южные рубежи, которые проходят через границы ее союзников в ЦА с Афганистаном.

     Для Индии же вопрос жизненной важности – сделать так, чтобы после «национального примирения» в Афганистане воюющие против нее международные террористы не получили такие возможности, такие дополнительные рычаги, силы и средства, о которых они пока только могут мечтать. В частности, в Нью-Дели опасаются, что американское оружие, захваченное боевиками «Талибан» у афганской армии, может быть использовано террористами в Индии. Особенно в «горячих точках» страны, в первую очередь в спорном с Пакистаном Кашмире. Пока же Нью-Дели в спешном порядке продолжает эвакуацию своих граждан из Афганистана: на конец августа из этой страны военными самолетами было вывезено около 400 человек, в числе которых все сотрудники посольства Индии. К слову, четыре самолета российского Минобороны вывезли из Афганистана более 500 человек – это граждане России, Белоруссии, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и Украины.

     В заключение хотелось бы отметить выступление в прошлом месяце в ИМЭМО РАН в Москве министра иностранных дел Индии Субраманияна Джайшанкара. Он, в частности, заявил, что отношения Нью-Дели и Москвы «стали одними из самых стабильных среди крупных стран мира после Второй мировой войны». Но, как отметил Джайшанкар, эту стабильность зачастую воспринимают как что-то самой собой разумеющееся, хотя их необходимо и дальше развивать. «Я считаю, что в основе наших современных отношений лежит принятие многополярности, как реальности и стремления», – добавил министр. Именно это осознание и позволило нашим странам легко поддерживать отношения по сравнению с другими государствами, пояснил Джайшанкар.

     То, что мы сейчас наблюдаем на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и Индо-Тихоокеанском регионе, – наглядная иллюстрация наступающего многополярного мира, где уже нет места лидирующему положению США. И это, вне всякого сомнения, создает благоприятные условия для дальнейшего привилегированного стратегического партнерства России и Индии, а события в Афганистане могут способствовать его укреплению.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=28062