Армения в крепких объятиях Эрдогана
29.09.2021 18:27

                                                                                                        

Прошёл год с начала 27 сентября 2020 года активных боевых действий в регионе нагорно-карабахского конфликта, кардинально изменивших сохранявшееся с 1994 года статус-кво. Одним из весомых факторов, позволивших азербайджанской армии добиться успеха, стала всесторонняя поддержка, оказанная официальному Баку Турцией, которая по итогам конфликта значительно укрепила свое влияние в регионе.

Итоги войны не могли не сказаться на армяно-турецких отношениях, предыдущая попытка нормализации которых, известная как «футбольная дипломатия» (2009 г.) оказалась безрезультативной. Более десяти лет назад, при благожелательном отношении международных посредников, армянская дипломатия стремилась отделить вопросы установления дипломатических отношений с Анкарой и разблокирования границы (окончательно закрытой турками в 1993 году после потери Азербайджаном Кельбаджара) от урегулирования карабахского вопроса на преимущественных условиях Баку.

 Несколько раундов переговоров тогдашних президентов Сержа Саргсяна и Абдуллы Гюля вроде бы увенчались подписанием в октябре 2009 года так называемых «Цюрихских протоколов», ратифицировать которые, впрочем, так и не удалось – в том числе по причине протестной кампании, инициированной националистическими кругами в Азербайджане и Турции. Не встретили, мягко говоря, «протоколы» понимания и в армянских диаспорах – как на Западе, так и в России.

Однако сегодня ситуация принципиально иная. Поражение в «44-дневной войне» и последующие события в Сюнике (где под угрозой оказалась основная дорога, связывающая Араратскую долину с Ираном) лишили Ереван едва ли не всех козырей в диалоге с Анкарой, более отчётливые контуры которого начали проявляться в течение последнего месяца. 27 августа на заседании правительства его глава Пашинян заговорил о получаемых из Турции «положительных сигналах», на которые в Ереване непременно ответят. Через два дня президент Турции Эрдоган заявил о возможности «работать над постепенной нормализацией отношений с правительством Армении, которое заявило о своей готовности двигаться в этом направлении».

2 сентября официальный представитель МИД РФ Мария Захарова заявила о готовности содействовать улучшению отношений между Анкарой и Ереваном, увидев «положительные сигналы» между ними. 9 сентября, будучи с визитом в Грузии, Пашинян заехал в Батуми, где «неожиданно исчез» на несколько часов, причём о его местонахождении в это время не знал абсолютно никто. По утверждению одного из армянских политологов, глава правительства Армении мог провести закрытую (при этом далеко не первую) встречу с турецкими представителями, что не лишено логики, учитывая доминирующее турецкое присутствие в Аджарии.

Ещё одно косвенное подтверждение этой версии последовало совсем скоро, причём – от президента Турции. Перед отлётом в Нью-Йорк для участия в очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН Эрдоган сообщил о переданном ему премьер-министром Грузии Гарибашвили предложении Пашиняна о встрече. Намекнув на необходимость «позитивных шагов» со стороны Еревана в виде предоставления «Нахичеванского коридора», турецкий лидер не исключил в этом случае возможной встречи «в позитивном ключе», после которой могло бы последовать установление дипломатических отношений.

К «армянской» теме турецкий лидер вернулся уже в Нью-Йорке, заявив: «Наряду с теми шагами, которые сейчас предпринимаются, мы надеемся проложить путь из Игдыра в Азербайджан, включая железную дорогу. Строительство этой дороги будет очень важным шагом… У нас был вариант сотрудничества, который назвали платформой пяти или шести. В настоящий момент от Пашиняна поступают положительные сигналы по этому вопросу. Теперь, после этих положительных сигналов, мы предпримем некоторые шаги в данном направлении. Надеюсь, что у нас будет возможность изменить ситуацию в регионе в лучшую сторону».

Можно с большой долей уверенности предположить, что в Анкаре ожидают от Еревана уступок отнюдь не только в вопросе строительства «Нахичеванского» (он же «Зангезурский») транспортного коридора, включая железную дорогу, закрывшуюся на соответствующем участке в начале 1990-х годов. Восстановление имевшего в советский период стратегическое значение коммуникационного пути параллельно Араксу в новых условиях замкнёт «тюркское транспортное кольцо» на Кавказе по линии Баку – Тбилиси – Алахкалаки – Карс – Игдыр – Нахичевань – Мегри – Горадиз – Баку. Стоит также обратить внимание на продвигаемую некоторыми бакинскими и тбилисскими экспертами идею трёхсторонних армяно-азербайджано-турецких переговоров на территории Грузии, которая, в отличие от России с её некими «имперскими интересами», выступила бы в роли так называемого «честного брокера». Выбор Пашиняном в качестве посредника именно своего грузинского коллеги также теоретически может означать стремление части армянских элит выйти на некие переговоры с западным соседом без участия Москвы.

«Разговоры о коридорах… противоречат логике установления мира и стабильности в регионе, преодоления атмосферы вражды… Есть способы открыть региональные коммуникации, которые подчёркивают региональную взаимосвязанность и могут быть реальным способом постепенного преодоления враждебности», – невнятно отвечает Эрдогану пресс-секретарь Пашиняна Мане Геворгян.

В Ереване рассчитывают, что Турция не выдвинет предварительных условий для этого процесса, надеется секретарь Совета безопасности Армен Григорян. Однако едва ли по воле воспитанников западных фондов из ближайшего окружения Пашиняна предусловия со стороны Анкары исчезнут. Более того, они охватывают гораздо более широкую проблематику, нежели открытие дорог (причём с экстерриториальным статусом), связывающих «материковый» Азербайджан и Нахичеванскую Автономную Республику с Турцией.

 Это и требование изъятия вопроса о геноциде армян из политической плоскости, и подписание мирного договора с Азербайджаном, и признание Карского договора 1921 года, прочертившего нынешнюю армяно-турецкую границу. В случае согласия армянских властей начать движение с этой отправной точки, как предполагает депутат Национального Собрания прежнего созыва Арман Абовян, может быть объявлено о создании межправительственной комиссии по разработке «дорожной карты» нормализации армяно-турецких отношений.

В своей публичной риторике сторонники нормализации отношений часто говорят о пользе открытия границ и о невозможности нормального развития страны в условиях блокады. Разблокирование региональных транспортных и экономических связей поднимет ВВП Армении на 30 процентов в течение двух лет, фантазирует министр экономики Ваан Керобян, не учитывая, что возможное массированное проникновение турецких товаров на небольшой армянский рынок принесёт не столько новые возможности, сколько реальные издержки, в том числе – в контексте пребывания Армении в Евразийском экономическом союзе.

 В «доковидные» времена ежегодный объем ведущейся через территорию Грузии турецко-армянской торговли оценивался экспертами в сумму почти 300 млн долл. в год с очевидным перекосом в пользу импорта в Армению. Нетрудно представить, чем обернутся полностью распахнутые турецкие «ворота» для сравнительно небольшого армянского рынка особенно в случае, если частично заходящая по факту на азербайджанскую территорию дорога в Иран будет заблокирована, а строительство новой, требующей значительных затрат - застопорится…

Относительно дешёвые турецкие товары наводнят армянский рынок, обанкротив местных производителей. Но дело не только в экономике. Едва ли значительная часть армянского народа с восторгом примет идею «дружбы с соседями -победителями», уже начавшими культурно-идеологическую экспансию, предполагающую радикальную переоценку множества исторических фактов, роли и места армянского государства на Кавказе, его «друзей» и «врагов».

 Однако после сомнительных выборов, пользуясь общественной фрустрацией и стремясь извне восполнить дефицит внутренней легитимности, действующие власти, похоже, намерены довести начатое дело до логического завершения.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=28316