Особая позиция Индии по Афганистану имеет веские основания
07.10.2021 21:34

Индию часто называют самым «проигравшим» государством в регионе в контексте недавнего перехода власти в Афганистане в руки движения «Талибан» (организация запрещена в России). Очевиден тот факт, что победа талибов была бы невозможна без активной поддержки со стороны Пакистана. Как считают многие эксперты, после ухода США Афганистан фактически перешел под контроль Пакистана и союзного ему Китая. В этой связи совсем не удивительно, что именно делегации из Исламабада и Пекина одними из первых недавно посетили Кабул.

Данный факт не может не тревожить официальный Нью-Дели, поскольку и Пакистан, и Китай являются его основными противниками в регионе. Не секрет, что в основе геополитической архитектуры Южной Азии лежит давнее противостояние Индии и Пакистана, которое продолжается с момента распада Британской Индии в 1947 году. За долгие годы все попытки примирить две эти страны обернулись ничем. Пакистан и Индия – непримиримые противники, которые борются за влияние в регионе. Тем более, что сегодня позиция Исламабада подкрепляется тесным сотрудничеством с Пекином, который является еще более глобальным конкурентом, если не сказать больше, для Нью-Дели.

И здесь следует отметить, что в значительной степени судьба Афганистана определялась именно этим соперничеством. Ведь согласно концепции стратегической глубины, которая является основополагающей доктриной для руководства пакистанских вооруженных сил, рано или поздно произойдет масштабный военный конфликт между Индией и Пакистаном, как это уже четырежды случалось ранее. Гипотетически возможная будущая война между двумя ядерными державами, по оценкам экспертов, способна унести до 2,5 млрд жизней. Главная причина индо-пакистанских военных конфликтов – спор касательно территориальной принадлежности Кашмира.

Считается, что в случае войны с Индией Пакистан будет нуждаться в стратегическом тыле, куда можно отступить перед превосходящими силами индийской армии. Если посмотреть на карту, единственным тылом может быть только Афганистан. Поэтому пакистанцам всегда было очень важно иметь в Кабуле максимально лояльное к себе правительство, каковым на сегодня является власть талибов. Именно по этой причине так открыто враждебно относились пакистанские власти к последнему президенту Афганистана Ашрафу Гани, который активно выступал за сотрудничество с Индией.

Отметим, движение «Талибан» в руках Пакистана представляло собой гибридную армию, которая обучалась и имела возможность для вербовки многочисленных новых сторонников, пользовалась инфраструктурой госпиталей и финансовой поддержкой на пакистанской территории. Именно благодаря пакистанской поддержке «Талибан» сначала выжил в период вторжения в Афганистан американских и союзных войск, два десятка лет благополучно просуществовал и, в конце концов, победил. Поэтому победа талибов в Афганистане – это в первую очередь победа Исламабада.

Можно с уверенностью сказать, что Пакистан вложился в победу «Талибана» по полной программе – и сегодня торжествует. Однако помимо стратегического тыла для Пакистана Афганистан был важен еще по одной весьма важной причине. Исламабад всеми силами стремится признания «линии Дюранда» в качестве официальной государственной границы между Афганистаном и Пакистаном. После распада Британской Индии и образования Пакистана руководство этой страны предложило считать эту «линию» афгано-пакистанской границей. На это все афганские руководители, начиная с 1947 года, отвечали категорическим отказом. И аргумент был однозначный: эта «линия» проводилась между Афганистаном и Индией, а не между Афганистаном и Пакистаном.

Суть «линии Дюранда» заключается в том, что она разделила пуштунский народ. Огромное количество пуштунов проживает в Афганистане, еще большее – в Пакистане. Это один народ, объединенный родственными связями, но эта линия превратила его в один из крупнейших разделенных народов в мире. Важно отметить, что как раз «линия Дюранда» может стать моментом истины в афгано-пакистанских отношениях и будет серьезной проверкой талибов на лояльность Исламабаду. Если они признают «линию Дюранда» госграницей, то последние иллюзии, что они не прямые наемники Пакистана, отпадут у всех. В тоже время, если талибы признают эту условную линию, они станут врагами всех пуштунов, живущих по обе стороны границы.

«Линия Дюранда» – важна и для Индии, поскольку является неразмеченной индо-афганской границей, установленной еще в 1893 по соглашению лорда Мортимера Дюранда, секретаря по иностранным делам англо-индийского правительства, с эмиром Афганистана Абдуррахман-ханом. С 1947 года Индия всячески поддерживала идею независимости пуштунского народа или, в крайнем случае, автономии пуштунов и сохраняла очень теплые отношения с афганскими правительствами, что создавало дополнительную головную боль для Исламабада. Именно по этой причине Индия последние 20 лет гуманитарно и экономически помогала правительству в Кабуле. Особой выгоды Нью-Дели торговля с Кабулом не приносила, т.к. ее объемы были незначительны. К примеру, в 2019 году товарооборот между двумя странами составил всего $1,5 млрд. Однако для Индии сам факт экономического сотрудничества был важен, поскольку Афганистан таким образом получал альтернативу взаимодействия с Пакистаном.

Сегодня, после того как талибы пришли к власти, в Индии царит полное уныние. Надо заметить, в Нью-Дели готовились к такой ситуации заранее, поэтому вывели практически все свои активы из Афганистана. Самый крупный проект – концессия на разработку железорудного месторождения Хаджигак, который индийцы официально получили от афганского правительства еще в 2011 году, пока заморожен, и прежде всего из-за того, что невозможно нормально развивать структуру в воюющей стране. Вместе с тем Индия все же оставила несколько инфраструктурных проектов в Афганистане, реализации которых талибы пообещали не мешать.

В настоящее время руководство Индии больше всего тревожит то, что теперь Пакистан приобрел, как отмечалось выше, «стратегическую глубину». Раньше Исламабад был зажат между Индией и дружественным ей Афганистаном. Теперь дружественного Нью-Дели Афганистана попросту нет. Есть страна, которая находится под пакистанским контролем. С индийской точки зрения это означает, что скоро боевики «Талибана» в обмен на поддержку со стороны Исламабада могут отправиться воевать в Кашмир. И данная перспектива очень напрягает индийское руководство. Причем в Нью-Дели опасаются в первую очередь активизации повстанческих движений в Кашмире, хотя и не ожидают  полноценного вторжения вооруженных сил Пакистана. Пожалуй, к этой ситуации применим термин «игра в долгую», потому что непонятно, сколько, учитывая опыт прошлого, талибы продержатся у власти и не начнется ли внутри них раскол.

Совершенно очевидно, что в сложившейся ситуации Индия будет налаживать связи со старыми партнерами, а не искать новых. Например, с Ираном. Иранское и индийское правительства относятся друг к другу с большой симпатией и вместе работают по региональной повестке. Очень велика вероятность, что Индия по афганскому направлению будет сближаться с Россией. Во-первых, потому что у Москвы есть контакт с талибами. Во-вторых, Россия – сила, которая заинтересована в стабильности в Афганистане. В-третьих, Россия и Индия выступают против распространения экстремизма за пределы афганских границ.

Не будем также забывать, что Россия, Индия и Пакистан являются членами Шанхайской организации сотрудничества, а Афганистан – ее наблюдателем. В рамках этого объединения Москва может сыграть важную роль посредника в предотвращении полномасштабного конфликта между Нью-Дели и Исламабадом, причиной которого может быть Афганистан.

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=28390