Восточный кошмар Америки: военный союз Дракона и Льва
13.02.2022 22:51

Недавно вступившее в силу соглашение о стратегическом сотрудничество между Китаем (Дракон) и Ираном (Лев – древний символ Персии) многие эксперты и журналисты уже успели окрестить «историческим».  Возможно, они не так далеки от истины, поскольку рассчитанное на 25 лет соглашение ставит своей целью серьезное углубление сотрудничества между Пекином и Тегераном в области обороны, экономики, сельского хозяйства и рыболовства, медицины и кибербезопасности. Стороны также намерены расширять гуманитарные обмены, в том числе в сфере образования, кинематографа, профессиональной подготовки и по другим направлениям, чтобы достичь нового прогресса в сотрудничестве.

Следует отметить, что согласно вступившему в силу соглашению, только объем запланированных китайских инвестиций в иранскую экономику должен составить $400 млрд. Кроме того, документ содержит секретные параграфы по военному сотрудничеству. Одновременно Китай продолжит наращивать закупки иранской нефти в нарушение санкций, наложенных США на Тегеран. По утверждению катарского телеканала Al-Jazeera, данное соглашение имеет особое значение в нынешней международной обстановке, когда Вашингтон ужесточает санкции в отношении как Ирана, так и Китая.

По мнению министра иностранных дел Иранской Республики Иран (ИРИ) Хосейна Амира Абдоллахияна, вступление в силу этого соглашения знаменует успех «азиацентричной» внешней политики, главным инициатором которой является Китай. Действительно, Пекин в последнее время притягивает к себе внимание все большего количества стран. В частности, об активизации азиатского вектора в политике КНР свидетельствует хотя бы тот факт, что только с начала текущего года в Китае, помимо иранского министра иностранных дел, побывали главы МИД Турции, Саудовской Аравии, Кувейта, Омана, Бахрейна, а также генеральный секретарь Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Не будем забывать и о том, что много «очков» в копилку международного авторитета и признания Китая принесло проведение в этой стране зимних Олимпийских и Паралимпийских игр.

Важно отметить и такой аспект. В Вене по-прежнему продолжаются переговоры по возобновлению ядерной сделки с Ираном (Совместный всеобъемлющий план действий, СВПД) и снятию с него санкций в обмен на ограничение ядерной программы Тегерана. И как считают в МИД Ирана, это возможно сделать только при поддержке Китая и России.

Согласно влиятельному американскому изданию The Diplomat, Пекин чрезвычайно активно содействует снятию санкций с Ирана, увеличивает закупки иранской нефти и на дипломатическом уровне поддерживает Тегеран в его конфронтации с Соединенными Штатами. Вместе с тем необходимо отметить, что в «связке» Пекин – Тегеран есть один существенный нюанс: если Иран вынужден ориентироваться исключительно на Китай, то Пекин в свою очередь продолжает работать на всех направлениях. К примеру, он активно развивает отношения с Саудовской Аравией, Израилем и другими ближневосточными странами, с которыми у Тегерана отношения, мягко говоря, не совеем дружеские. В результате Иран становится для Китая частью более широкого плана глобальной экспансии –как политической, так и экономической. И данный факт в какой-то мере ограничивает возможности официального Тегерана.

Несмотря на то, что Пекин в последнее время активно развивает связи со многими странами Ближнего Востока, тем не менее, как отмечает газета The New York Times, Иран имеет особое значение для далеко идущих планов Пекина. И этому есть свое объяснение, поскольку ИРИ занимает важнейшее геостратегическое положение в регионе Персидского залива и может сыграть ключевую роль в масштабном китайском инфраструктурном проекте «Один пояс, один путь». При этом не будем забывать, что как Пекин, так и Тегеран выступают против миропорядка, основанного на доминировании США.

Подчеркнем, что Китай по-прежнему является для Ирана важнейшим торговым партнером и импортером нефти. Причем за последние годы в результате американских санкций экономическая зависимость Ирана от Китая резко возросла. Все это вызывает вполне понятную тревогу в Вашингтоне, который считает китайскую геополитическую экспансию угрозой номер один для своих планов по-прежнему сохранять гегемонию в мире. Более того, поддержка Ирана Китаем не позволяет Соединенным Штатам оказывать максимум экономического и политического давления на Тегеран.

Головной боли Белому дому доставляют и все более усиливающиеся связи Китая с Россией. Это лишний раз подтвердил визит президента Владимира Путина в Пекин, где 4 февраля он провел переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином, по результатам которых был принят важный документ – «Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о международных отношениях, вступающих в новую эпоху, и глобальном устойчивом развитии». К тому же, напомним, недавно прошли уже третьи совместные военно-морские маневры России, Китая и Ирана, которые стали демонстрацией крепнущего сотрудничества трех государств в военной сфере. Таким образом, все четче вырисовывается треугольник Москва – Пекин – Тегеран, что все больше пугает Вашингтон.

Здесь следует подчеркнуть, что избранный в июне прошлого года президент Ирана Ибрахим Раиси, которого западные СМИ дружно окрестили «сторонником жесткого курса», заявил не так давно, что официальный Тегеран продолжит политику ориентации на Восток (look East), основанную на укреплении тесных связей с Китаем и Россией. Недавний визит Раиси в Москву – наглядное тому доказательство. В этом контексте важным событием в минувшем году стало решение принять Иран в Шанхайскую организацию сотрудничества в качестве полноправного члена. Данный факт, как считают многие эксперты, поможет Тегерану во многом благодаря поддержке Пекина и Москвы прочнее стоять на ногах на международной арене. 

Если следовать недавней публикации в американском аналитическом издании Foreign Policy, президент США Джо Байден больше не может игнорировать опасность, исходящую от все более углубляющегося сотрудничества Ирана и Китая. В частности, издание пишет: «Развивая связи с Ираном, Китай укрепляет позиции на Ближнем Востоке, подрывает влияние Соединенных Штатов, получает доступ к иранской нефти и другим видам сырья. В свою очередь, Иран получает китайские инвестиции на миллиарды долларов, которые вкладываются в инфраструктурные и энергетические проекты, что сводит на нет эффективность американских санкций».

При этом Вашингтон особенно беспокоит военный аспект сотрудничества Тегерана и Пекина. Как полагают в Белом доме, полученные благодаря китайским инвестициям и закупкам энергоносителей средства Иран направляет на развитие своей ракетной и ядерной программы, производство дронов и военную экспансию в регионе, прежде всего в Сирии и Йемене. США это особенно тревожит, поскольку осенью минувшего года истек срок эмбарго на поставки оружия Ирану, наложенного резолюцией Совбеза ООН № 2231 от 20 июля 2015 года, которая одобрила СВПД.

Просочившиеся в западные СМИ секретные пункты упомянутого выше соглашения о стратегическом сотрудничестве Ирана и Китая предполагают совместные военные маневры, разработку новых видов вооружений, военное обучение и обмен разведывательными данными. И это не может не тревожить Соединенные Штаты, Израиль, Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты. По мнению западных военных экспертов, если Иран будет уверен в надежности своих средств противовоздушной обороны, он сможет, не опасаясь авиаударов со стороны своих потенциальных противников, совершить прорыв в своей ядерной программе.

 

 

http://infoshos.ru/ru/?idn=29445